Neznaika1975 (kat_matroskin) wrote,
Neznaika1975
kat_matroskin

Categories:
Интермедия. Дом войны.



Аудио - https://thehistoryofbyzantium.com/2015/12/04/episode-87-the-house-of-war/

текст - https://ancient-rome-au.tumblr.com/post/136683513605/you-are-standing-on-top-of-a-wall-staring-into

Комментарий Незнайки:

Я постарался дословно перевести подкаст, в котором автор обращается к слушателю, заставляя его представить, что это он, слушатель, находится в Каппадокии 8-го века и ожидает вторжения арабов.


Дом Ислама – территория Халифата. Дом Войны – территория, на которой добрые мусульмане должны нести джихад неверным. В данном случае – это территория фронтира.
tumblr_inline_o0gwh2jC7o1qlopgh_540.png


Ты стоишь на краю стены и напряженно всматриваешься вдаль. Тебе кажется, что ты видишь какое-то движение. Рассвет еще только начинается и сложно что-то разглядеть. Может быть это птичья стая? Нет! Приглядевшись, ты понимаешь, это движется враг. Пыль поднимается на горизонте, но движущаяся линия далеких маленьких черных точек – должно быть это армия. Ты кричишь своему командиру, чтобы он просыпался. Твой страх, что ты побеспокоишь его без нужды, пересиливается страхом перед арабами. Командир взбирается на сторожевую башню. Ты показываешь – он смотрит и поворачивается к тебе: «Прямо сейчас – беги в Лоулон. Изо всех сил. Прямо до форта на гребне горы. Скажи десятнику, что немедленно посылал конных гонцов. Бегом!!!»

Камни осыпались под ногами, пока ты пробирался вниз по неровной тропинке, ведущей к дороге. Несмотря на приказ командира, ты потратил немного времени, чтобы наполнить фляжку с водой и сунуть в сумку сухую лепёшку. И конечно, ты не забыл свой меч и щит.

Дорога была всего лишь тропой между кустарников и скал, утоптанной за века людской ходьбы. Ты внимательно смотришь под ноги во время бега, чтобы не споткнуться и не повредить что-нибудь. Ты не можешь себе этого позволить, ты – первый этап эстафеты, которая должна достигнуть стратига Анатоликона. Стратиг фемы должен знать, что арабы идут через Киликийский проход.

Пока ты бежишь, ты не можешь не думать: «Сколько идет арабов? Конечно, с такого расстояния, ты не мог их посчитать. Вдруг – это полноценная армия. Вдруг у них есть осадное оборудование, которое позволит им захватить наблюдательный пост? Что если они захватят тебя в плен и будут пытать?»

Ты проклинаешь свою неудачливость. Ведь ты всего лишь пятый раз выходишь на службу. Почему мусульмане решили напасть именно в этот раз!? Конечно, ты помнишь слова отца, что в девяти случаях из десяти, они не атакуют изолированные посты - потому что это бесполезная потеря времени. Но что, если это будет как раз тот один раз из десяти?

Форт на гребне был в четырех милях от поста. Почему они не послали гонца на лошади – спрашиваешь ты себя, заранее зная ответ, хотя тебе и хочется кого-нибудь обвинить. Лошадь не сможет скакать галопом по такой тропе. Более того, она может споткнуться и сбросить всадника – и некому будет доставить весть. Поэтому ты бежишь изо всех сил, чтобы весть достигла постоянного гарнизона на одной из главных военных дорог.

Наконец, задыхаясь и истекая потом, ты добираешься до форта на гребне. Если бы ты не знал, где он находится – ты бы легко пропустил его. Вход замаскирован под пустую пещеру. Когда ты достиг входа – раздался голос: «Стой, не двигайся!»

Ты понимаешь, что лучник готов к выстрелу. Тяжело дыша, ты выпалил: «Мусульмане идут. Киликийский проход! Меня послали начать эстафету».

Послышались звуки движения – и тишина. Ты взглянул вверх, но не смог ничего разглядеть. Ты начал взбираться по отвесной каменистой тропинке ко входу в пещеру и чуть было не сорвался, но солдат на входе поддержал тебя.

«Осторожней!», крикнул он, и добавил, «идиот!». Ты протиснулся в пещеру – и увидел, как по другому склону горы на дорогу спускается солдат. Эстафета продолжалась и вскоре должна была достигнуть Лоулона – ближайшего полностью укрепленного замка, части оборонительной системы. Там турмарх начнет подготовку к отражению набега.

Тебе хочется упасть навзничь. Из входа в пещеру струится солнечный свет. Вернее, с дороги это выглядит как пещера – но на самом деле это вход в тоннель, ведущий на другую сторону горного гребня, к деревянному форту. Ты заходишь в форт и приваливаешься к стене. Вокруг тебя суетятся солдаты. Ты надеешься, что никто не обратит на тебя внимания и ты сможешь отдохнуть до того, как придется возвращаться обратно на пост. Ужасная перспектива стоять лицом к лицу с вторжением арабов вгоняет тебя в дрожь. Ты закрываешь глаза.

Проходит около часа. Тебе становится стыдно за столь длительный отдых. Ты ищешь командира форта, чтобы доложить о возвращении на пост, когда прибывает Алексий.

Алексий – это заместитель командира форта. Он также офицер кавалерии, так что ты был вдвойне удивлен, увидев его здесь. Наверное, он бежал, а кто-то медленно спустил его лошадь по тропинке. Алексий объявил, что это большой набег – около десяти тысяч солдат. В нашем форте гарнизон неукомплектован и сам он слишком уязвим, и поэтому будет оставлен. Потом он взглянул на тебя: «Мы направляемся в Луолон!»tumblr_inline_o0guvhY9Dc1qlopgh_540.jpg

Это твой второй год службы в римской армии. Ты из маленькой деревушки в горах Тавра, твой отец был простым солдатом в пехоте, и ты унаследовал службу после его смерти. Каждые несколько месяцев ты приходил на свою смену в форте или на сторожевой вышке и проводил две недели, обозревая пустынные, но прекрасные окрестности. Ну, предполагалось, что две недели. Обычно, смена задерживалась – без извинений или объяснений.

Хотя арабы нападали каждый год – граница простиралась на сотни километров. Никто в твоем селение не пострадал от набегов, и ты сам лишь несколько раз издалека видел арабов. Все происходящее было внове для тебя.

Сейчас ты был отделено от твоей banda, твоего отряда. Предполагалось, что ты будешь воевать вместе с ними, но Алексий объяснил, что во время нападения дозорные могут быть присоединены к другим отрядам.

Когда вы добрались до Лоулона, наступила ночь. За весь день, у тебя была лишь фляжка воды и лепешка. Ты устал и измотался. Поначалу ты ощутил облегчение, осознав, что ты удаляешься от линии фронта. Но сейчас ты столкнулся со страхом неизвестности. Если бы ты остался в форте, может, арабы прошли бы мимо? Теоретически, ты мог бы остаться в безопасности. А потом арабы вернулись бы в Сирию. А сейчас – тебя могли послать куда угодно. Все могло закончиться тем, что ты бы встретился с арабами в битве.

Но, даже если не рассматривать этот наихудший вариант – вскоре, ты начал понимать, что Лоулон близок к тому, чтобы стать линией фронта. Если арабы решать захватить крепость – это будет Лоулон, а не твой затерянный в горах форт.

Оставалось примерно сорок восемь часов до того, как арабы доберутся до крепости. Тебя посылают на дальний холм собирать ягоды и плоды с веток, до которых ты сможешь дотянуться.

Приближение арабов устрашает. Форт Лоулон гнездится на высокой скале, так что можно видеть колону арабов за много миль. Вас в форте сто девять человек. Неожиданно, ты понимаешь, что беспрестанные жалобы и ругань, которые ты слышал последние сутки приятнее, чем неожиданная тишина, наступившая, когда арабская конница начала окружать вас. Солдат в углу что-то зашептал про себя. Он считал врагов. Ты услышал «две тысячи» и через полчаса – «три тысячи». Один из арабов послал осажденным воздушный поцелуй. Остальные делали менее дружелюбные жесты.

К счастью, оказалось, что они хотят пройти мимо. Колонна всадников уже ускакала вдаль, и лишь сторожевой отряд наблюдал за фортом в то время, как пешие арабы и вьючные животные медленно проходили мимо. Они стояли так целый день, охраняя проходящую колонну от нашего возможного нападения. «Куда они направляются?», спросил ты Алексия. «Тиана», ответил он, «город неподалеку … хотя», развил он тему, «они лишь движутся в том направлении. Может они и не будут пытаться взять город, а потребуют выкуп. Но окрестности все равно разграбят. И вероятно – часть набега уйдет на северо-восток, там много незащищенных деревень. Они постараются взять как можно больше рабов и скота, прежде чем пойдут домой».

Когда колонна прошла – насчитали шесть тысяч арабов. Не так страшно, как десять тысяч, но все равно, весьма впечатляющая цифра.

Поскольку непосредственная опасность миновала, солдаты оставались на посту, ожидая приказов командования. Несколько кавалеристов отправились следом за арабами. Их задача заключалась в наблюдении и разведке. Ожидалось, что они вышлют гонца к турмарху, который, в свою очередь, вышлет гонцов к стратигу. Командование постоянно нуждалось в информации о местонахождении арабов и куда они направляются.

Всю следующую неделю Алексий и остальные офицеры проверяли нас. В основном – это были тренировки с оружием. В крепости собралось несколько сотен человек с разным опытом и уровнем подготовки. Ты никогда не участвовал в кампании. Отец, конечно, учил тебя копью и мечу. Но тренировки с ребятами в деревне были не сравнимы по напряжению с полнодневными занятиями под палящим солнцем. Тренировки были изнурительны и каждое утро ты просыпался с ощущением боли мышц, которые ты раньше, кажется, вовсе не использовал.

Тебя зачислили в новый отряд, и вы вместе отрабатывали передвижения: держать щиты сомкнутыми, защищать соседа слева, реагировать на звуки трубы. Однажды утром Алексий приказал вам построиться, затем вскочил на лошадь и отъехал на сотню метров. Неожиданно, лошадь встала на дыбы, развернулась и поскакала на вас. Инстинкт толкал тебя убежать – но голос десятника заставил стоять, сомкнув щиты. Казалось, что Алексий скачет прямо на тебя – и ты непроизвольно начал медленно пятиться назад. Однако в десятке метров от тебя, конь развернулся и проскакал вдоль строя. Весь десяток начал смеяться. Но десятник начал кричать на тебя за потерю дисциплины и выход из строя, что поставило бы в бою под угрозу жизни твоих товарищей. Ты подавленно молчал. Фокус Алексия показал, насколько ты еще зелен. Как же ты будешь сражаться в настоящем сражении?

Вскоре приходит весть от стратига. Часть гарнизона остается в Лоулоне, а остальные идут в Тиану. Алексий приказывает тебе сопровождать его – на время кампании ты будешь его оруженосцем. Продолжая числиться в пехоте, ты будешь ухаживать за его лошадью и делать другую черную работу. Это твоя вина. Проведя две недели в компании Алексия, он оказался единственным офицером, которого ты знал. И несколько дурацких вопросов, заданных ему тобой во время занятий, привели его к мысли, что тебе нужны дополнительные уроки.

Алексий родился в окрестностях Амориума – штаб-квартиры фемы Анатоликон. Его отец был старшим офицером, подчинявшимся непосредственно стратигу. Алексий всего лишь проводил время на границе, ожидая дальнейшего продвижения по служебной лестнице. Он был профессиональным воином.

Ты спрашиваешь его, почему ромеи не оставляют армию в Лоулоне, чтобы сражаться с арабами, когда те появятся? Он доброжелательно взирает на твое невежество и объясняет, что биться с арабами лицом к лицу – это безумие. Они сильны, быстры и опасны.

«Если мы встанем стеной здесь и погибнем – что будет дальше? Кто постарается предотвратить грабежи и убийства?»

«Басилевс?», мямлишь ты.

«Пфф», фыркает Алексий, «да ни в жизнь! Басилевс взгромоздится на коня, когда враг уже будет обессилен и поползёт к кладбищу».

За эту неделю ты многое узнал. Несомненно, Анатоликон не мог выставить даже шести тысяч бойцов, чтобы противостоять арабскому набегу. И даже если бы смог – все равно не стал бы устраивать открытый бой с арабами, из опасения, что появится еще один мусульманский отряд и окружит ромеев. Все что мог сделать стратиг – это следовать по пятам за врагом и может быть, перехватить отряд-другой, по сотне человек, если его жадность завлечет слишком далеко от безопасного лагеря.

По дороге в Тиану, ты спрашиваешь: «А как же люди? Деревни?» «Они предупреждены», отвечает Алексий. «Эстафета, которую ты начал, достигла каждой крепостцы на сотню миль вокруг. Солдаты оттуда обскакали все деревни и предупредили о приближении арабов. И местные жители имели время, чтобы спрятаться»

Ты все равно не можешь принять это. Ты уже побывал внутри четырех разных фортов – и ни один из них не мог бы укрыть много гражданских лиц. Алексий признал, что многие люди просто спрячутся в лесах, горах или в местном монастыре и будут надеяться на лучшее. Ты потрясен! Почему мы сидим здесь, ничего не делая, когда люди столь уязвимы!?



«Потому что мы думаем головой!», ответил Алексий. «Как только арабы направятся домой, настанет наше время. Они будут отягощены добычей, рабами и скотом. Они устанут. Они будут рваться домой. Мы спрячемся у них на пути и ударим, когда их бдительность ослабнет»

Ты расстроился от бесчестности всего этого. Мы намереваемся позволить арабам убивать, насиловать и грабить людей и начнем воевать, лишь когда враг направится назад. Алексий разозлился: «Это единственный способ выиграть. Мы должны атаковать лишь тогда, когда у нас есть преимущество»

«Почему?»

«Потому что это все, что у нас есть», ответил Алексий, указывая на сотню солдат, идущих позади нас. «Они могут поднять миллионы человек – желающих умереть в бою с врагом. Мы убьем одного – ему на смену следующей весной придет десяток. Все что мы можем – это сделать их возвращение как можно более болезненным – чтобы в следующий раз они выбрали другое место»

«Почему они хотят умереть здесь?»

«Потому что это Дом Войны!»



Когда мы прибываем в Тиану, нас встречает подкрепление в пять сотен бойцов, пришедшее из Икониума. Арабы пересекли Каппадокию и грабят возле Кесареи. Мы медленно следуем за ними.

Получено указание разбить лагерь на ночь. До этого, ты никогда не участвовал в подготовке полноценного военного лагеря.

Разведчики уже осмотрели местность к северу от Тианы и выбрали место около реки. Затем солдаты разметили землю. Твое подразделение получило выделенный участок и начало копать. Ты копаешь ров и бросаешь землю внутрь линии. Когда ров оказывается достаточно глубок, ты начинаешь уплотнять выброшенную землю, чтобы получился временный вал. Затем твой отряд установит на него копья и щиты. Они могут сыграть роль барьера и, если что – их легко схватить. Тебе говорят, что, если мы задержимся здесь больше чем на ночь, оружие будет заменено кольями.

Затем вы устанавливаете палатку и готовите лежанки для сна. И вновь – места для палаток заранее размечены. Каждому отряду полагается отдельное место, которое будет закреплено за ним в течение всей кампании. Палатка командира располагается в центре и сам лагерь разбит на четыре квадрата, разделенных друг от друга четырьмя «улицами», ведущими к выходам. Выходы всегда охраняются и для входа и выхода нужен пароль. Видимо, это вековая римская традиция.tumblr_inline_o0gvg7qqIE1qlopgh_540.jpg

Кидая землю на вал, ты размышляешь о словах Алексия. Религия мусульман предоставляет им быстрый путь на небеса, если они погибнут в Доме Войны, как, например, в Романии. Убийство врагов для них священная миссия. С учетом этого и добычи – понятно, зачем они приходят каждый год.

Свое царство они называют Домом Мира, но для тебя это звучит слишком по-варварски.

Во время дальнейшего марша на север, ты можешь полюбоваться этим самым «Домом Войны». Название отлично описывает окружающий ландшафт. Деревни пусты, дома пусты. Даже деревья очищены от фруктов. Поля вытоптаны. Бездомные овцы и козы встречаются на дороге – отбившиеся от уведенного хозяевами или арабами стада. Ты понимаешь, как повезло твоей деревне находиться в изолированном месте. Ваша бедность и заброшенность – отличная защита от таких атак.

Ты также начинаешь понимать раздражение Алексия по поводу твоих вопросов. Мы, народ Каппадокии и гор, живем под гнетом постоянных набегов год за годом, без надежды на избавление. Басилевс не может рисковать тагмами и остается в стороне. Алексий понимал, как это несправедливо. Он ощущал вину, осознавая, как мало власти делают для того, чтобы защитить твою семью. И все же, он надеялся стать частью тагмата. Почему нет? Зачем оставаться здесь, если можно служить в столице?

Пришла весть от стратига. Его основные силы намереваются заблокировать арабам дальнейшую дорогу на запад. Возможно, мусульмане решат, что уже достаточно ополонились – и направятся к Мелитене, пограничной армянской крепости на территории халифата.

Если верить Алексию, это тоже часть стратегии. Люди будут тайно следовать за арабами, благодаря десятилетиям опыта, предполагая, куда они направятся. Нам приказано идти в горы и определить возможные места для засад. Ты в ужасе. Большинство из отряда, к которому ты присоединился в Тиане – опытные бойцы. Они уже были здесь ранее. Они знают, как выслеживать врага, как ждать его в засаде, как внезапно атаковать. Арабы для них – как горные львы, а они сами – как охотники, готовые заманить жертву в капкан.

Ты был бы более чем счастлив просто следовать за товарищами и прислуживать им. Но, судя по всему, тебе придется участвовать в атаке. Проходит неделя похода по горам. Ты встречаешь крестьян и монахов. Как и твоя семья, они живут в удаленных местах и кажется не затронутыми военными действиями.

Алексий строго приказывает тебе лгать всем, кого встретишь. Согласно легенде, вы направляетесь дальше на север, к Себастее. Верить нельзя никому, даже монаху. Если враги придут сюда – они начнут задавать вопросы. Они могут начать пытать, если заподозрят, что скрывается важная информация. Или, что удивляет тебя еще больше, ромеи могут просто продать информацию арабам. Выйти к их конвою и за деньги рассказать, где прячется засада.

Когда вы достигаете дороги на Мелетену, командиры становятся скрупулезны. Каждая дорожка в окрестностях проверяется. На каждом направлении ставится пост. Любые объедки прячутся. Дни тянутся за днями, и вы выявляете каждую точку на гребне, откуда удобно атаковать конвой. Наконец, выбирается место для засады – там, где дорога сужается и слегка петляет. Через несколько сотен метров от этого места, есть пологий склон, позволяющий спуститься с гребня. Согласно Алексию, эти две точки отлично дополняют друг друга.

Сейчас вы должны следить за арабами и ждать, пойдут ли они по этой дороге. Очень вероятно, что пойдут. Но возможно, что все приготовления окажутся напрасными. Вы можете прождать арабов всю неделю – и не дождаться.

Алексий приказывает тебе идти вместе с разведчиками и наблюдать за арабами два дня. Он хочет, чтобы ты набрался недостающего опыта. Снова и снова он повторяет, что ты должен всему научиться сам, чтобы потом учить других.

Вновь, все работает на основе эстафеты. Лучшие разведчики подбираются к арабам так близко, что могут слышать их разговоры и всхрапывание коней. Другой человек наблюдает за разведчиком, еще дальше еще один человек и еще. От тебя не требуется подползать к арабам. Ты всего лишь должен подтвердить, что они планируют идти к Мелетене. Когда вы достигаете подножия холмов рядом с военной дорогой, вы встречаете разведчиков из Анатоликона. Они сообщают, что арабы разделили свои силы. Основное войско направится по вашему пути, но около тысячи конников направились обратно к Тиане. Острый приступ страха снова сжимает тебя. Хотя хорошо то, что арабы на обратном пути точно не дойдут до твоей деревни. Твои товарищи говорят, что это хорошая новость – арабы будут немного слабее, когда вы атакуете их.

Анатолийские отряды укрепились на своих холмах. Арабы вынуждены иди быстрее. Они уже устали, встревожены и не так сильно выставляют охрану. Весь следующий день вы ждете появления арабских разведчиков. Когда они появляются, несколько из вас отправляется предупредить Алексия. Вы занимаете позицию на холме. Ваш лагерь в милях отсюда, хорошо скрытый за одним из высоких холмов. Если арабы заметят даже слабый дымок – они могут сомкнуть ряды и свести на нет всю вашу подготовку.

Через несколько дней тебе позволяют поднять на гребень холма, чтобы взглянуть на врага. Ты видишь около четырех тысяч воинов, медленно двигающихся по дороге навстречу тебе. Теперь ты понимаешь, откуда взялась ромейская тактика. Впереди себя арабы гонят овец и коров. Их медленный темп делает отряд необычайно уязвимым. Но при этом – они превосходят вас числом примерно в десять раз – и ты опять ощущаешь приступ паники.

Они устраивают лагерь в паре миль от места засады. Алексий говорит, что это отлично. Он хочет позволить трем четвертям арабского отряда пройти мимо, прежде чем начинать атаку. Узкая извилиста дорога идеальна для использования пехоты. Начнется паника, и может быть, арабы побегут, оставляя рабов, скот и ценности. Легкий уклон позволит конному отряду Алексия неожиданно появиться и пресечь попытку контратаки и может быть – посечь отставших. Кровь отливает от твоего лица, когда ты осознаешь, что бой скоро начнется. Хотя ты будешь стоять в последнем ряду пехоты, наименее уязвимом для врага, ты все равно осознаешь, что не готов.

День начинается. Ты не спишь. Ты надеваешь свою экипировку – легкий шлем, подбитый войлоком; старый отцовский кожаный нагрудник и это все. Ты завистливо глядишь на Алексия, одевающего кожаный доспех, металлический шлем и наголенники. Помимо этого, у него есть небольшая булава, сабля и аркан. Ты с сомнением смотришь на свой собственный маленький круглый щит и меч. У некоторых пехотинцев есть копья. Лучники занимают свои посты.
hVNgjWKwFd4.jpg

Алексий говорит, что божьей милостью мы одержим победу и скачет в холмы. Ты ждешь в тишине. Кажется, будто прошло три часа. Напряжение выматывает. Твои товарищи лежат неподалеку, почти незаметные. Неожиданно, ты видишь, как пара солдат рядом с тобой приподнимается – и звучит труба! Все кричат и мчатся вперед и вниз. Ты следуешь за всеми, понимая, что сейчас вы выбежите из-за деревьев и встретите врага. Ты уже слышишь крики, лязг и звуки животных. Ты выбегаешь на дорогу и перед тобой появляются они! Понеслось!!!







Здесь мы заканчивает нам небольшой рассказ и предоставляем герою самому решить свою судьбу.
Tags: Византия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments